Mиp пpинaдлежит тoму, ктo емy рaд.

Я заметила, у нас многие вещи происходят синхронно.
В собственном ритме. Но — синхронно.
Рывок одного дает круги по воде, влияет на остальных, усиливается и возвращается к источнику.
Само собой, у каждого в собственном ритме, в соответствии с собственными потребностями.
Каждый в гармонии сам с собой. © Кто-то из нас.
  • Дата создания
    23 октября 2018
  • Топиков
    61
  • Ограничение на постинг
    0.000

Старость

Покорена сегодня чуть больше, чем полностью.
Два часа ночи. Поступает бабушка. Пароксизм фибрилляции предсердий. Выясняется, что она врач-рентгенолог. Думаю: «О Господи. Только не это».

Беседуем, смотрю, слушаю. Отвожу на рентген, на рентгенограмме описывают правостороннюю нижнедолевую пневмонию. А мы же сейчас их всех должны переводить, если так. То есть, если на рентгенограмме описывают инфильтрацию, мы должны сделать КТ, и, если всё подтвердится — переводить через Эпидбюро. Бабушка берет свой снимок, придирчиво оглядывает и говорит: «Херня. Нет тут никакой пневмонии. Просто снято паршиво».
Думаю: «Господи. Ну за что».
И дальше в течение часа, пока мы ждём КТ, она ест мой мозг чайной ложечкой, поясняя, что снимок «мягкий», что его не «додержали», что, по большому счёту, это не подлежит интерпретации, и вообще, откровенно говоря, её терзают смутные сомнения по поводу квалификации наших рентгенологов.
Изрядно побитая, доползаю до КТ за заключением. Никакой пневмонии, ясен пень, нет в помине. Возвращаюсь.
— Людмила Григорьевна, говорю, — снимаю шляпу. Вы были правы, всё так и есть, вы безмерно круты, пневмонии нет, победа сил добра над силами разума, сейчас поедем в отделение лечиться.
Бабушка, гордо откидывая прядь со лба: «А я вам сразу сказала, что так будет».
Распечатывала титульный лист истории болезни, случайно бросила на него взгляд. 97 лет Людмиле Григорьевне.
Утром заглядываю в палату, спрашиваю, как дела?
— Не хочу вас пугать, но, кажется, я ещё жива.
Господи, ну, мало ли, вдруг доживу?..
Позволь мне быть такой же в этом возрасте.
LiGrin Pevzner

Потолок

Помню, у моей подруги, Оксаны, обрушился дорогущий навесной потолок, утащив с собой в утильную могилу старинную бабушкину люстру и кучу всяких милых сердцу мелочей…
Когда я пришла к ней, она гордо восседала на руинах, куря свою неизменную сигарету…

Ни суеты, ни сожалений, ирония на все искрящиеся глаза василькового оттенка…
— Что будем делать? — засуетилась, вместо Оксаны, я.
— Ничего. Всё уже случилось. Сейчас кофе сварю, попьём, забьём на какое-то время… а придёт настроение — начну разгребаться потихоньку, — улыбнулась она.
Я улыбнулась ей в ответ, потому что каждый день стою под рухнувшими потолками…

Потолки жизни точно такие же, ребята…
Падают даже те, в надёжности которых ты и не думал сомневаться…
Падают в моменты наименьшей к тому готовности…
И я давно поняла, что главное здесь — не кидаться грудью на эту амбразуру, и не рвать себя на лоскутки чрезмерно активными, но чаще всего, уже бесполезными действиями…

Стоит просто раскупорить неприкосновенные запасы своей храбрости, для того, чтобы посмотреть прямо в глаза случившемуся, попить кофе, взять паузу… и разгребаться потихоньку, когда боль перестанет отплясывать джигу на открытых ранах…

Когда всё уже случилось, ребята, необходимо принять именно эту информацию, а не бежать от неё, не прятаться за суету, не сочинять утешительных легенд…
Потолки заменимы…
А вот мы с вами — нет…

Разгребайтесь потихоньку на территории любого личного землетрясения…
И пусть на его месте зацветёт поле с ромашками…
Верю в каждого!

Лиля Град *Моменты*

Ржаная корочка.

… Живёт семья: муж, жена, ребёнок шести лет. У ребенка сложности со здоровьем. Требуется реабилитация – и этим занимается жена: бассейн, логопед, массаж, гимнастика и прочее.

Муж – упырь.
Читать дальше